Header Ads

«Оскорбить пошлятину»



«А она права, Супервуман!
Тысяча чертей,
видно никуда не деться,
придется раздеться!
Ради Денизы и ее подруг,
ради Сюзанн и старухи Нормана…
Ladie’s nights! Тоже мне!
Только кажется мне,
что им это понравится!»
           
В Барнауле был Театр оперетты, потом его назвали Театр музыкальной комедии, а теперь еще раз переименовали в просто Музыкальный театр. Зачем? Так надо.
По старой привычке публика, приходя в Оперетту, ожидает традиционного зрелища с бальными платьями, вальсами, дуэтом героя и героини, пляски комической пары и весь сопутствующий опереточный плюмаж. Театр музыкальной комедии в представлении большинства зрителей – это музей легкого жанра. А вот и нет. Могу напомнить героико-патриотические музыкальные спектакли о войне, например, «А зори здесь тихие…» очень драматическая история со слезами на глазах.
Последняя премьера в Музыкальном театре спектакль «Шоу начинается!» совсем не весёлые картинки. Хотя в театре считают по-другому. «Мюзикл «Шоу начинается!» - искрометная, остроумная комедия, в которой, при всей кажущейся легкости, затрагивается множество важных тем. Как и все мы, герои спектакля пытаются разобраться в тонкостях отношений между мужчинами и женщинами, родителями и детьми. «Шоу начинается!» – это история о вере в себя и в свой путь».
Правильно – о вере в себя и поэтому я увидел трагический рассказ с плохим концом.
Сюжет появился в 1987 году,  пьесу «Ladies’ Night» написали А. Маккартена, С. Синклэра и Ж. Коллара. Через 10 лет вышел популярный фильм «Мужской стриптиз» (The Full Monty) режиссёра Питера Каттанео, сценарист Саймон Бофой, где шестеро безработных друзей собираются в баре и понимают, что надо что-то делать, надо придумать способ заработать. На глаза попадается объявление в газете о том, что за вход в бар, где показывают мужской стриптиз, каждая дама должна выложить 200 долларов. Безумная идея приходит внезапно: самим организовать группу стриптизеров, которая будет доводить до неистовства женскую аудиторию ночных клубов. «Гадкие утята» на глазах у изумленной публики превращаются в супер-героев.
После премьеры на одном из местных информационных сайтов появились комментарии в стиле: «Какой ужас, жалко потраченного времени и денег, ушли с женой не стали смотреть, петь плясать не умеют, шли бы на завод работать».
Так нет завода! Об этом и правдивая история. Нужно отбросить желание видеть оперетту и увидеть на сцене Музыкального театра настоящее – новый реализм.
Представьте себе не абстрактный завод, а условный «Иткульский спиртзавод», который бастует сегодня и требует выплатить задолженность по зарплате. Что вы видите? Вы видите мужиков и их стервозных жен, которые требуют денег и пилят «ищи работу, я замуж выходила за другого». Типичные ведьмы современного мира утонувшего в пошлости общества потребления.
Режиссер Константин Яковлев окунает зрителя в эти нечистоты реальности. И нет тут «Летучей мыши» и «Принцессы цирка» с их замаскированной условной любовью.
Почти все действие спектакля происходит в баре, где средь пьющих пиво депрессивных мужчин, блистает местная барменша. Реальная продавщица пива с бийской трассы. Все очень натурально. И герои переступают через свою рабочую, правильную мораль, поддавшись на упреки жен и соблазны, они вынуждены на потребу публике раздеваться под музыку на сцене.
Я видел однажды стриптиз в шоу-центре «Колизей» на корпоративе «Росэнерго» в честь 8 марта. Безобразие. Стыд и срам. Да и пресловутый Тарзан тоже отвратительная пошлятина. Идите на балет.
Как вы себе представляете танцы рабочих с типичного Иткульского или Рубцовского завода? Не Барышников и не Цискаридзе точно. Это режиссер нам и показывает правдоподобно и без прикрас.
У меня непростое отношение к творчеству Яковлева, я часто грубо высказываюсь по поводу его постановок, но в этот раз я готов сказать, что он лукаво и застенчиво улыбаясь, уделал пошлую Моли по самые помидоры. Публика ожидающая вульгарную историю под шубой остроумной комедии получила острую социальную критику. Драму и сатиру.
Можно поговорить о музыкальной части и сказать, что надо было делать все под ВИА типа «Руки вверх» или под Леонтьева и Киркоровым, а еще лучше «подлепса».
Конечно, надо было развернуть до абсурда сцену самого стриптиза, так чтобы тетеньки в зале не игриво хихикали, а ржали бы до слез, чтобы их тошнило от хохота, чтобы мужчинам было стыдно, а женщинам противно. Чтобы все понимали глубину падения в отхожую яму реального мира. Но как мне сказали, режиссеру намекнули из Министерства культуры, чтобы он придержал фантазию и не выставлял реальность. Без голых поп – сказали ему.
Если вы не были в Музыкальном театре, то я вам доложу, 85 процентов зрителей в этом театре – дамы разных возрастов.
Есть у меня претензия к режиссеру, не смог он в финале показать покаяние жен, такой плачь посрамленных дев, которые толкнули мужей к этой проституции. А вы до сих пор думаете, что стриптиз это высокая хореография? Стриптиз это легкая форма проституции. Не надо успокаивать себя, что вы ее руками не трогаете. Перечитайте Библию или Дон Жуана.
В какой-то мере в финальной сцене жены все же приносят свои извинения, но как-то невнятно, как будто все равно виноваты во всем мужики.
Единственный положительный женский персонаж в этой постановке – добрая еврейская мама. Прекрасная Виктория Гальцева была как обычно очаровательна. Нужно отдать должное и мужскому ансамблю. Они прекрасно справились с драматической задачей, их рабочие настоящие, образы органичные, актеры были убедительны. У наших артистов не всегда графья получаются, то фрак не сидит, то никак не выходит произнести «Мне в Париж по делу», а рабочих они очень убедительно играют.  
Меня потрясла картина занятия женской группы в фитнес центре, как точно режиссер находит образ этого безобразия, этого замкнутого мира женского мракобесия со всеми современными пороками. Грандиозная сцена реального ужаса.
Мюзикл «Шоу начинается» – это жестокий новый реализм, это огромный прорыв в творчестве режиссера Константина Яковлева. Я не верю, что он не понимал, что делает, что это у него случайно получилось, и что он хотел как всегда весело с притворством. Уверен, что многие в театре, артисты и администрация, да и публика не понимает такого искусства и не желают реального театра, эта культурная деградация, которую иногда называют культурной резервацией, когда человек не осознавая, прячется от реального мира в оперативной пустоте. Может поэтому в России так популярна порочная эстрада.
   Понятно, что можно было все сделать брутальнее и суровее, но тогда не получилась той западни, в которую завлек нас режиссер.
Он осквернил нашу пошлость.
Мои поздравления.

В. Климов.