Header Ads

Тускло феноменально


Как правильно, фенОмен или феномЕн? Если речь идёт о человеке, то можно говорить фенОмен и феномЕн, а если о явлении или факте, то только фенОмен.

И что мы имеем в драматическом театре?

Пьеса выдающегося драматурга Григория Горина написана в 1984 году, в то время немногие интеллигенты выносили спор из кухни. Только через год начнется «перестройка», а пока даже нет предчувствия революции. Но драматург видит, понимает и чувствует современность.

Сатира Горина – это тонкий юмор советского еврея. Советская еврейская интеллектуальная литература – явление особенное, феноменальное, потому что еврейский вопрос – всегда большой вопрос маленького человека.

«Феномены» – остросатирическая пьеса на актуальную тему. Различные экстрасенсы стали невероятно, феноменально популярными буквально через несколько лет. Литературное чутье, талант и художественный дар Горина уже в 1984 году требовал высказаться. Это произведение бесспорно актуально по сей день. Речь идет о людях, у которых есть уникальные и необъяснимые умения (например, двигать предметы), и о тех, кто спекулирует на этом, о разного рода мошенниках от наивных исследователей, влюбленных мужей и других товарищах. А также о тех, кто искренне верит и не верит в сверхъестественное.

Вся экстраординарность – просто фон, это предлагаемые события, на самом деле пьеса про любовь. В этом уверен режиссер Александр Зыков. А любовь, как обычно, странная, сложная, необъяснимая. Любовь – явление феноменальное. Зыков уже много лет сотрудничает с алтайским театром драмы, и пьесы Горина он ставил не раз, и, казалось бы, тонкий авторский юмор ему знаком.

Предупреждаю, у меня происходит что-то странное с чувством юмора, смеюсь не там, где надо. Так что я феномен, наверное. Ничего смешного в этом спектакле я не увидел. С глубоким чувством трепета и осторожности я смотрел постановку. Как будто разворачивал хрустальную вазу, которую ещё бабушка упаковала в старые газеты и спрятала на антресоли тридцать лет и три года тому назад. Я знаю, что там ваза, которая уже почти антикварная, мне интересно разглядывать старые газеты, я читаю заголовки про удои и Нинель Кулагину, но поставить вазу мне некуда, нет у меня серванта, продавать я её не хочу. Протру, заверну в те же газеты и уберу обратно на верхнюю полку. А кто такая Нинель?

С драматическими текстами так не должно быть. Режиссеры оживляют театральные тексты актерской игрой, декорациями, музыкой. Зритель ждёт, что режиссёр превратит текст в действие. Зыков не придумал ничего интересного, кроме финала, а попытка актуализировать текст с помощью телеэкрана с эпизодами известной телепередачи выглядит нелепо. Зыков потерялся во времени, у него современность пересеклась с восьмидесятыми прошлого столетия, получилась какая-то петля времени, внутри которой существуют актеры. Заметьте, не персонажи.

Если бы так закрутило персонажей, это был бы сильный режиссерский ход.

Эдуард Тимошенко (Иванов) и Антон Кирков (Клягин) безупречны. Мастерство! Хорош Виктор Осипов в роли Прохорова, в финале первого акта он задает такой высокий градус характера, что, пожалуй, это единственный запомнившийся эпизод в спектакле. Актеру и дальше удается держать такой же накал, вот только финал всё меняет.

Несчастный, глубоко трагически чувствующий и переживающий человек с обостренным пониманием справедливости, оказывается опустошенным. Мне кажется, у Горина об этом. Это действительно трагедия: рухнуло всё, но первая попавшаяся девушка, горничная в гостинице, это не любовь – это секс. Не убедил меня режиссёр, не происходит у главного героя за эти два дня в Москве переосмысление, не случилась катастрофа, очищающая сознание. Не показал её режиссёр, не подчеркнул драматизм музыкой, не очертил светом и тенью. Всё просто, как в дешёвом сериале на канале для домохозяек.

В последнее время сентиментальность становится отличительной чертой рефлексирующих интеллигентов. Старые фильмы, давно прочитанные книги, добрые сатирические истории: всё так умиляет, потому что нет остроты, нет конфликта, можно украдкой смахнуть слезу, и уже не стыдно за мягкотелость и соглашательство. Мещанство стало нормой, обыватель – главным потребителем.

В день премьеры в зале была как раз такая публика: добрая, несколько наивная, без претензий и критического взгляда. Потому что драмтеатр у нас один и надо сходить на каждую премьеру, чтобы быть в курсе культурных событий.

После этого спектакля нет пространства для мысли. Только пустота, и эту пустоту создает режиссёр. Тоскливо.

Феноменально пусто. Может, потому, что нет любви.

И запах. Меня преследует запах затхлости. Не настоящий, конечно, запах, в театре пахнет хорошо, это запах от спектакля, он пахнет чем-то залежавшимся.

Режиссёр представляет эту историю в номере гостиницы с условным, очень устаревшим интерьером, почему-то только телевизор современный. Символично.

А мне всё представляется по-другому, в белых тапочках отельных, с Москвой-сити за окном, с понаехавшей горничной, у которой яркий акцент гражданки братской страны, и которая готова на многое, или на всё, но не ради любви. Я вижу мужчин-прохиндеев и ружьё, которое должно бахнуть, в конце концов, стрельба в отеле – это злободневно. В красном углу хорошо бы повесить портрет Кашпировского, а по телевизору показывать бесконечную битву экстрасенсов с Вангой.

У режиссёре своё представление, и кому-то это кажется хорошим спектаклем, но я не увидел глубокий смысл и человеческую драму.

А может так и есть, и этот спектакль – о серых буднях, в которых любым способом хочется устроить что-то необычное? Может, спектакль о людях, которые бьются за любовь, которую придумывают себе, чтобы не работать? Не зря режиссер так настаивает на реплике одного из персонажей о том, что некому работать трактористами.

Может, в этой беспробудной тоске человек вынужден искать чуда. А чудес, как известно, не бывает, британские ученые это доказали.

Я пытаюсь найти в этом спектакле то, чего не увидел. Такой я феномен, у меня что-то с пониманием и критическим ощущением происходящего. Может, пора лечиться?

В. Климов

 

Комментариев нет

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание комментариев.