Header Ads

Вершки культурной политики (праздники)

«Знаешь что, тебе умный вещь скажу, 
только ты не обижайся».

Шукшинские дни на Алтае — это шабаш на горе Пикет. Многолетними стараниями бюрократов это превратилось в насмешку над творчеством писателя, режиссера и актера.

Прилепив к этой когда-то человеческой инициативе совковые обложки в виде сцены для почетных гостей и традиционных выступлений чиновников, правду уничтожили, и все превратилось в фарс. Кинофестиваль, который прирос к Шукшинским чтениям в последнее время, не сделал событие масштабнее.

На секунду представьте, что бы подумал Василий Макарович, не терпящий кривляния и лжи, смотря на этот хоровод. Шукшинские дни — это главное культурно-массовое мероприятие в крае, у которого есть всероссийское значение. При этом не администрация его придумала, а перехватила инициативу, как обычно технично отодвинув организаторов. Возглавить и заформализировать бюрократы умеют, профессионализм предается из поколения в поколение. Любить творчество Шукшина это не значит звать на три летних дня в край известных артистов, порой одних и тех же. Любить Шукшина — это издавать его книги, вкладывать средства в фильмы и спектакли по его произведениям, это, в конце концов, назначить стипендию имени Шукшина для студентов Литературного и театральных институтов, а лучше сделать целевой Шукшинский набор: выкупить несколько платных мест во ВГИКе на режиссерском и актерском факультете.

Шукшинские дни — это имидж края. Какой имидж? Честного, может, не высокообразованного, но порядочного человека, любящего присочинить, приукрасить, но когда надо, кинувшегося спасать. Алтай — это такой Пашка Колокольников, да? Симпатичный парень. Этот положительный образ края и пытаются демонстрировать чиновники гостям и жителям края.

А что еще? Какие массовые мероприятия на уровне страны готовы предложить местные руководители? Хорошо бы Рождественские чтения вывести на должное место, но Роберт Рождественский сильно притянут к Алтаю. И вот уже десятые Рождественские чтения проходят почти незаметно, как ни старается управление по культуре.

Можно было бы устроить всероссийские стрельбища из автомата Калашникова, и со всей страны поедут желающие. Патронов хватит: в Барнауле есть очень большой завод по производству патронов. Но на родину Калашникова ехать далеко, он сам-то там бывал два раза: в 16, когда сбежал, и глубоко пожилым, когда привезли посмотреть на родину.

Если серьезно подумать, то есть несколько идей, проработав которые можно занять свою оригинальную нишу в российской культуре и выглядеть прилично. Для этого нужна политическая воля и понимание культурного процесса. А так с бухты-барахты культурную столицу юга Западной Сибири не построишь.

Главное, необходимо определится со стратегией развития культуры в крае. Пока из всех отчетов и планов краевого управления видно, что ведется плановое сокращение отрасли, вымывание средств, сокращение бюджетов, создание сложных схем финансирования через гранты и т.д. То есть не определена задача, и не выработаны методы.

Есть несколько традиционных направлений, где ведется массовая работа. Это, конечно, детское художественное творчество, в планах управления по культуре стоит несколько мероприятий, и список немалый: Краевой конкурс детского художественного творчества «Искусство, озаренное звездами», посвященный памяти С.П. Титова; XXVII краевой смотр «Юные дарования Алтая»; Конкурс детского художественного творчества «Край мой заповедный»; Открытый краевой конкурс солистов «Золотая нота»; Конкурс детского творчества, посвященный 80-летию Алтайского края; Краевой фестиваль детского театрального творчества им. В.С. Золотухина «Исток» и даже Фестиваль театральных работ «ШАГ».

Все эти мероприятия местного значения, даже театральный фестиваль. «Шаг» в 2017 году серьезно просел и по качеству представленных постановок, и по географии участников и, главное, по качеству жюри.

Творческие праздники для детских коллективов — это самое простое, что можно организовать, потому что там огромная вовлеченность педагогов и родителей. Но пока серьезных инициатив, масштабных идей со стороны администрации нет, а зачем, есть же план, и он отработан десятилетиями.

Самый крупный театральный фестиваль в крае еще не сформировался, фестиваль молодежных театров — начинание новое, и появился он на фоне крупного театрального скандала.

Напомню, фестиваль придумали директор Молодежного театра Т.Ф. Козицина и режиссер Д. Егоров. Но они были уволены, большая часть труппы вынуждена была покинуть город. Новому руководству необходимо было приспосабливаться к сложившимся обстоятельствам. Есть много вопросов про будущее фестиваля, и остается верить, что он будет развиваться, потому что городу нужен свой театральный фестиваль.

Важно подчеркнуть, какой фестиваль мы хотим: яркий, заметный на театральной карте страны, c авторитетным жюри, с серьезной критикой или местечковый? Барнаульской публике СМИ будут говорить, что это уникальный и единственный в своем роде фестиваль, но, открыв список фестивалей страны, мы обнаружим целый ряд подобных областных театральных мероприятий, которые за границы региона не выходят. Два первых фестиваля прошли под патронажем губернатора, газеты и телевидение не уставали об этом повторять. Следующий фестиваль будет уже при другом губернаторе, судя по знакам, которые посылает президент.

Сохранится ли фестиваль? Если смотреть шире, как будет существовать отрасль культуры в крае при другом губернаторе? При ручном управлении после смены губернатора все может резко затормозится, потому что книги в крае издают по губернаторскому конкурсу, спектакли ставят по губернаторскому гранту, театры и филармония существуют благодаря губернатору, были даже медные таблички «здание такое-то отреставрировано благодаря губернатору». Личный вклад губернатора необходим как человека образованного и культурного, но личные вкусы руководителя края не должны быть основой культурной политики.

Любит губернатор ансамбль «Алтай», и его выставляют на всех официальных мероприятиях. Познакомили губернатора с московским скульптором, и в центре города появился «Сеятель».

Алтайский край обладает несколькими культурными преимуществами, пользуясь которыми нужно осуществлять культурную политику. Не подстраивать культуру под политику, выстраивать систему развития, а не выживания.

Теперь приведу единственную цифру. 1% (один процент). Еще раз: 1% от бюджета края выделен на культуру. (Пауза).

Так как в крае крайне низкая заработная плата даже в частном секторе, большая безработица, почти нет промышленности, то работникам культуры даже на завод некуда пойти. И вот этот 1 % оскорбителен для общества, понимая это, приходится молчать.

Быть независимым в культуре почти невозможно, высказывать и аргументировать никто из работников культуры ничего не станет. Нет авторитетных людей, способных сказать: «Гражданин губернатор, вы обещали, это что у вас тут за трамп-пам-памп получается?».

Я видел на совещаниях, как руководители музеев и вузов говорят: «Только благодаря уважаемому губернатору» у нас все хорошо. Только один человек в правительстве может возразить руководителю края, это министр финансов, он с места дает реплику: «Денег нет».

А нужна ли культура? Зачем тратить на неё даже один процент? Пусть выживает в процессе эволюции, почему должны за бюджетные деньги существовать музеи, театры, библиотеки, разные оркестры? Почему мы пытаемся возложить эту ответственность на государство? Потому что оно само так решило. Потому что почти вся собственность (театры, музеи библиотеки) в стране государственная, потому что налоги, потому что государство желает контролировать культуру и любую творческую инициативу тут же сворачивает.

Очень мало независимого искусства в стране, потому что весь крупный бизнес делается через бюджет. Поэтому и спрос с государства, поэтому я ворчу.

Имеет ли смысл что-то предлагать? Нет. Потому что в систему управления, которая сложилась, не вписываются новые формы, почти нереальны перемены, мизерный бюджет не позволяет реализовать крупные проекты. Система выстроила ряд закономерностей, которые не позволяют развиваться, поскольку это система сдерживания.

Внутри системы существует большая конкуренция за малый бюджет. Старшее поколение сдерживает энтузиазм молодых, консерватизм процветает, творческая молодежь уезжает, культурный слой истощается. Так как Алтай — аграрный край, то все знают, что когда истощается плодородный слой, начинается выветривание и эрозия почвы.

Как быть? Менять систему управления, выкинуть советские лекала, по которым строится управление отраслью культуры, не подстраивать культуру под политические цели отдельных групп, принять эффективный закон о меценатах, изменить налогообложение учреждений культуры.

Кто это будет делать? Может, новый губернатор, идет же новое поколение управленцев, у которых уже почти нет советского прошлого, они мыслят шире, и свободнее. К чему это приведет — кто знает, в 1991 году, когда рухнул СССР, сразу появилось свободное искусство. Россия вышла на мировой простор, а после 2000-го опять вернулась. Понимаю, что есть масса ностальгирующих по советскому периоду и высокой культуре, это, конечно, возрастное заблуждение.

Напомню одну фразу Роберта Рождественского, сказанную Андрею Вознесенскому после легендарного заседания, на котором орал Хрущев: «Они нас не посадят», — сказал Рождественский, «им больше миру нечего показать». Но не все Рождественские и Вознесенские.

Работники культуры видят и понимают, что сегодня новое крепостное право в культуре — это реальность.

Вот после такого заявления я испугался, явно лишнего наговорил.

В. Климов

Материал подготовлен для портала politsib.ru

Комментариев нет

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание комментариев.