Вершки культурной политики (музыка)

«Балалаечку свою я из шкафа достаю»

Барнаул долгие годы занимал почетное место в самом конце 20 городов России в концертных турах по стране. Город как раз примерно двадцатый по численности, но сегодня многое изменилось. Барнаул с конца восьмидесятых до начала 2000-х был столицей сибирского рока, город лояльно относился к попсе, но отторгал ее массовое проявление.

Барнаул до эпохи Лепса не принимал шансон. Город оставался оплотом рок-музыки. Да святится имя твое, Евгений Колбашев, во веки веков. Колбашев — величайший сподвижник рок-культуры, джаза и блюза.

Барнаул был джазовым городом. Да будет здоров Виктор Манаков! Манаков — большой энтузиаст, организатор джазовых фестивалей. Про эти фестивали нужно писать пять книг, потому что это было уникальное движение в городе.

Очень хочется рассказать про эпоху рок-н-ролла примерно с 1985 по 2005. Уникальное время: огромное количество групп, фестивали, концерты, записи. Грандиозный проект 1995 года «Наша родина — Сибирь», кажется, было издано 10 альбомов 10 разных групп, причем в Барнауле, плюс серия концертов, презентаций и т. д. На этом фоне было понятно, почему в Барнаул ехали гранды рок-музыки. Можно сказать, что в то время в России рокеры легко собирали стадионы, и была мощна волна рок-культуры, но была и попса, и редкий «Ласковый май» мог в Барнауле собрать дворец спорта.

А теперь убогие примитивные «Руки вверх» собирают дворец. Ушло поколение, и массированная атака ширпотреба в виде попсы проникла и в Барнаул. Город сдал позиции, уехали рокеры постарше, уехали подающие надежды и уже вписались в музыкальное движение в столицах. Покинул город Раппопорт. Светлая память делам его рок-н-ролльным.

Попсовая победа пришлась на битву хоров. Эта покосное низкокультурное мероприятие почти размазало остатки рок-музыки в городе, так как в этот отстойник попали лидеры нескольких барнульских групп, почему их туда засосало? Надеялись, что это путь к подножью трона короля попсы. Они же не верят опыту Гасаева, который парился в каком-то телеконкурсе, не видят, где участница Фабрики Ортман (её только гугл помнит), им кажется, что Бородин греется в лучах славы. Наивные, доверчивые творческие люди.

Музыканты всегда уезжали из Барнаула, россыпи звезд можно обнаружить по всему миру. И это благодаря системе образования. Барнаульские музыкальные школы и училище дают отличное образование. В городе нет консерватории, Институт культуры и кафедра в университете на факультете искусств не заменят её. Поэтому одаренная молодежь уезжает из города и не возвращается. Некуда.

Основа высокого профессионального музыкального творчества — это симфонический оркестр (в этот момент в медные тарелки БА БАЦ).

Что у нас в филармонии? Хороший оркестр, в котором много внутренних проблем, начиная от художественного руководителя, очередного дирижера, ротации музыкантов, качества инструментов, и заканчивая тем, что мне неизвестно. И это сказывается на зрительском интересе. Надо поклонится руководству филармонии, они выстраивают удивительно высокого качества гастрольную программу, выдерживают уровень репертуара, придумывают новые проекты, не свойственные жанру, и все это как -то держит филармонию на серьезном художественном уровне.

Филармония — это не только симфонический оркестр, но и ансамбль танца «Огоньки», ансамбль народной песни «Вечерки» и мужская вокальная группа. Всегда филармония была флагманом музыкальной культуры, и высокое руководство это подтверждало словом и делом. Как прекрасно говорил губернатор Карлин на открытии органа! Некоторые приписывают его заслугам реконструкцию филармонии и органа, да, он следил за этим проектом, но это его работа. В то время оркестр «Сибирь» уже ютился по съемным углам, и как только появился концертный зал на улице Пушкина, все внимание переключилось на него.

Теперь в крае фаворит оркестр народных инструментов. Если углубиться в суть вопроса, то противостояние академической музыки и народников было всегда, и чем высококультурное регион, тем более значительное внимание уделяется симфоническому оркестру, оперному театру и балету. Чем регион проще, тем сильнее расцветает эта странная советская русско-народная музыка.

Внимание! Это не народная музыка, она имеет крайне малое отношение к фольклорной музыке, все это в разной степени сочинения, написанные для оркестра, основанного на подборе музыкальных инструментов, которые принято относить к народным. Там из народного только ложки.

Барнаул давно в зоне активного противостояния и теперь можно считать временно находится в секторе влияния «народной» музыки. Это огромная коалиция от самодеятельных коллективов во многих деревнях и разного уровня домах культуры до отделений в школах и училищах. Особое место занимает институт культуры, где готовят педагогов, исполнителей и, как итог, появляется огромное количество коллективов.

Оркестр «Сибирь» теперь как авианесущий крейсер бороздит культурное пространство города. Так как все время необходимо поддерживать зрительский интерес, оркестр давно дрейфует в сторону эстрады. Пройдя рифы тесного сотрудничества с местными рок-музыкантами в программе «Сибирский рок», коллектив сначала преодолел штиль из музыки для кино, а теперь увяз в болоте попсы и шансона. Неприятно говорить, но плагиат, устроенный местным телеканалом, детский вокальный конкурс, для достойного профессионального коллектива оскорбителен. «Сибирь» основательно подвинул симфонический оркестр с официальных мероприятий, теперь главная пропагандистская площадка края — сцена оркестра «Сибирь», там и гости, и губернатор.

Кстати, «Сибирь» делит зал с ансамблем «Алтай». Про этот коллектив я могу много говорить, но не стану. Замечу только, что он испытывает на себе особое внимание губернатора.

Пожалуй, добавлю, что коллектив многое умеет, это показал проект великого балетмейстера Васильева и молодых хореографов, но вот узость и консервативность мышления руководителей не дает ему выйти за рамки провинциальности, не смотря на то, что ансамбль на казенные деньги объехал полмира.

Говоря о творческом противостоянии народников и академистов, нужно понимать, что все это начинается от вкусов руководящих товарищей. Если нужно показать высококультурность региона просвещенным гостям, им показывают балет и симфонический оркестр. Это понятно образованному культурному гостю, например, бывшему министру культуры Авдееву или тем более Соколову. Если нужно отвлечь народные массы, им преподносят народный ансамбль с народным хором и хороводом «Земля алтайская».

Советская идеология умела точно рассчитывать и разделять, сегодня в глубоко аграрном крае с его сильными деревенскими корнями ближе народная музыка, а просвещенным гостям можно в качестве экзотики показать не высокохудожественный оркестр европейского уровня, а разряженных в сатиновые штаны плясунов и домристок в бархатных платьях.

Та народная музыка, которая сегодня сформировалась на просторах бывшего СССР, это уникальное явление, особый музыкальный пласт. Его, конечно, нужно развивать, но сейчас очевиден перекос.

Простите, но все эти оркестры при великолепном исполнительском мастерстве почему-то выглядят безвкусно, у них выработался какой-то псевдорусский стиль кокошников и мятых сапог, все это какое-то картонное, с привязанной косой. Для сравнения вспомните такое уникальное научно-просветительское явление как ансамбль «Песнохорки» и Ольгу Абрамову. Вот это народная музыка, а не камерный оркестр народных инструментов.

Думаю, что мы наблюдаем очередной этап развития народного творчества, грядет смена поколения педагогов-основателей, они просто глубоко пожилые люди. Когда придет современное поколение, оно многое изменит, и вот тогда окончательно оформится большая сверхнациональная российская народная музыкальная культура.

Говоря о музыке, нужно сказать о диджеях и даже рэперах. Прости, Бах.

Так устроена музыкальная культура, что каждое поколение привносит в нее что-то свое. Электронная музыка стала частью культурного ландшафта. Из Барнаула вышел известный DJ Компас Врубель, один из первых диджеев в стране, и ряд других. Правда, они все уехали из Барнаула, потому что такая музыка стала мало востребована в регионе. Время рейва прошло.

Как уже подчеркивалось, город медленно захватила попса и народники, даже электронщики вынуждены были отступить, но некоторые партизаны остались и делают интересный музыкальный продукт, от танцевального до крайне экзотического. Они радикальные подпольщики, им не нужны тысячные танцполы, им хватает камерных залов, их творчество — бесконечный поток в виртуальной реальности. А рэп? Прости, Бах. Давайте пока оставим их в покое, кого-то выдающегося нет, те перепалки, батлы, которые иногда вспыхивали, уже прошли. Нет тут своего Оксимирона и Хованского. Зато есть большая подготовленная зрительская аудитория, рэп — это часть музыкальной культуры. Прости, Бах.

Когда-то рок воспринимался как страшное оскорбление музыки, потом появились панки, за ними DJ, а пришло время, и рэп. Прости, Бах. Говорят, что старость наступает, когда ты вдруг говоришь молодым, мол, вы слушаете дурацкую музыку.

Сегодня вокруг очень много музыки, она доступна, но высшее проявление музыкальной культуры — это реальное выступление. Настойчиво рекомендую: сходите в филармонию. Дорогие женщины, это единственное место, куда можно выгулять вечернее платье и украшения, не в кабак же «Барнаул»? Хотя там выступает легенда барнаульской музыки Владимир Кислов. Не филармония, конечно, но парень хороший. Надо было сказать несколько слов про детские вокальные студии, которые, как секты, готовят верных адептов попсы. Но страшно. Родители удавят.

А духовой оркестр дует.

Вадим Климов

Материал подготовлен для портала politsib.ru. Ссылка на публикацию: http://politsib.ru/news/95859

Комментариев нет :

Отправить комментарий

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание комментариев.