Танцуй, Алтай молодежный

Секция «Балет и танец» на международном культурном форуме в Санкт-Петербурге мне была неинтересна. Актуальнее для меня было посетить пленарное заседание «Культура как драйвер развития городов», в котором приняли участие заместитель Председателя Правительства, главный архитектор г. Москвы, художественный руководитель и генеральный директор Мариинского театра, генеральный директор Государственной Третьяковской галереи.

В рамках секции «Балет и танец» было несколько интересных для меня мероприятий, например, круглый стол главных редакторов балетных журналов «Балетная критика в эпоху Интернета» и премьерный показ фильма-балета Бориса Эйфмана «Братья Карамазовы». Я далек от балетной критики, а про Эйфмана, помимо того что он – величайший балетмейстер, могу сказать только то, что он родился в городе Рубцовске Алтайского края.

Но было в программе событие, которое меня особенно заинтересовало: вечер современного танца по творчеству В.М. Шукшина «Жил человек» в исполнении ансамбля «Алтай», мастерская Народного артиста СССР Владимира Васильева.

Свое мнение об ансамбле «Алтай» я несколько раз высказывал: непонятно мне, зачем Алтайскому краю еще один коллектив, похожий на ансамбль «Огоньки». Почему бы не быть «и Алтаю», и «Огонькам», я же уверен, что Барнаулу необходим городской драматический театр, некоторые подумают, зачем, хватает же краевого драмтеатра.

Из всего репертуара молодежного ансамбля «Алтай» я видел одну концертную программу «Сказ об удивительном крае», это была «развесистая клюква».

Но в 2012 году ансамбль показал одноактный балет «Дом у дороги» по одноименной поэме Твардовского. Хореограф-постановщик – Владимир Васильев! Событие широко обсуждалось в прессе, так как сотрудничество с выдающимся, всемирно известным хореографом делает честь коллективу.

Александр Березиков, художественный руководитель ансамбля, рассказал, что с Васильевым они встретились на одном из фестивалей, где «Алтай» стал лауреатом, и в разговоре возникла идея о сотрудничестве. Идея совместного творческого проекта с Васильевым однозначно хороша, это не только высокое искусство, это стратегия продвижения ансамбля на большую сцену. И еще позиционирование региона, так как ансамбль «Алтай» часто используют как раз в презентационных целях.

Если посмотреть прессу за тот период, заметно, как глава администрации края встречал известного балетмейстера. Предположим, что это входит в понимание губернатором концепции «Барнаул – культурная столица Юга Западной Сибири» которую он несколько лет назад инициировал. Замечательно.

«Дом у дороги» – не премьера, ещё в 1983 году была поставлена телевизионная версия балета. Тогда Владимир Васильев был хореографом, режиссером-постановщиком, а также исполнителям главной роли. Премьера в Барнауле состоялась 22 сентября 2012 года на сцене Молодежного театра Алтая и была приурочена к 75-летнему юбилею Алтайского края. Я не видел этот одноактный балет, теперь, как только будет возможность, посмотрю.

Почти через четыре года появилась новая совместная работа ансамбля «Алтай» и Владимира Васильева. Известный балетмейстер активно работает с молодыми хореографами, организовав творческую мастерскую. Как раз в её рамках пять молодых хореографов поставили в Барнауле «Вечер современной хореографии на тему творчества Шукшина "Жил человек"». В программе вечера написано, что Владимир Васильев – режиссер и автор эскизов мультимедийной сценографии.

Сотрудничество с таким мастером выводит алтайский коллектив на высокий профессиональный уровень, на какие бы фестивали коллектив не отправляли, имя Васильева в программке дорогого стоит. И кто-то за это заплатил. Сколько стоит режиссер Владимир Васильев и весь проект с молодыми хореографами? Интересно, кто-нибудь считал, сколько раз нужно будет показать постановку, чтобы все это окупилось?

Узнав, что в рамках культурного форума в Санкт-Петербурге будет выступать ансамбль «Алтай», я договорился о встрече с художественным руководителям коллектива Александром Березиковым.

Программа вечера «Жил человек» состоит из пяти эпизодов: «Охота жить» (балетмейстер Константин Кейхель), «Поле, чудик, самолет» (Юлия Бачева), «Калина красная» (Дмитрий Антипов), «Выбираю деревню на жительство» (Дмитрий Залесский), «Праздники детства» (Елена Березикова).

Зачем государственному молодежному ансамблю песни и танца балет? Зачем из привычного жанра эстрадно-народного танца, в котором ансамбль комфортно существует, уходить в современный балет? На эти вопросы худрук Александр Березиков ответил: «Интересно пробовать новое, хочется выйти из стереотипов понимания нашего творчества, хочется, чтобы зритель думал».

Но начали мы разговор не с этого. Березииков спросил меня, как я отношусь к заявлению Константина Райкина о цензуре со стороны разного уровня комитетов, управлений и министерств культуры, а так же о давлении различных общественных организаций на деятелей культуры. Я сказал, что буквально не прошло и часа, как в прямом эфире прозвучало выступление Евгения Миронова, художественного руководителя Театра Наций, который сказал президенту на государственном совете по вопросам культуры, что настало время принимать решение. Но президент, можно сказать, переадресовал вопрос министру культуры.

Я ответил, что если следовать логике этих «общественников» и чиновников от культуры, то можно, например, написать заявление на ансамбль «Алтай» от какой-нибудь общественной организации, пусть будет «Защитники Русской словесности, верующие в Бога и Родину», и потребовать от прокурора закрыть вечер современного танца по произведениям Шукшина, так как это оскорбляет их чувства.

Прокуратура, скорее всего, разберется, не найдя оскорблений чувств верующих и разрешит постановку, но пока будет идти следствие, спектакль запретят показывать, а вдруг прокуратура найдет оскорбление. Если эксперты решат, что перенос текста в пластический язык танца ведет к разрушению патриотического образа героя в литературе Шукшина и негативно влияет на нравственное воспитание подрастающего поколения? А представим, что начальник управления по культуре решит, что надо снять социальное напряжение и уволит художественного руководителя ансамбля. Думаю, найдутся желающие поддержать управление и встать на сторону оскорбленных зрителей. Так что такого рода идеологический терроризм сегодня – один из инструментов цензуры. Интересный разговор получился.

Дали второй звонок и нас пригласили в зал. Балет – своего рода драматическое произведение, и почему не взять для либретто произведения Шукшина, танцуют ведь Пушкина и Достоевского, Толстого и Чехова, а на Алтае необходимо ставить балет по рассказам Василия Макаровича Шукшина, он – наше всё.

Это было интересное представление, я понимал, что ансамбль выступает не на родной сцене и это создает сложности артистам и зрителям, в первую очередь отсутствует оформление таким, как оно было задумано художником-постановщиком. Оформлен спектакль видеопроекциями живописных работ Владимира Васильева. Васильев – интересный художник. Алтайские пейзажи предгорий создают атмосферу вовлечения в пространство Шукшина, не зря режиссер Шукшин снимал некоторые фильмы на родине. Окрестности села Сростки, катунские просторы формируют характеры его героев.

Помимо живописных работ на экране несколько раз появляется режиссер Васильев, он говорит о Шукшине, читает отрывки из его рассказов: этот прием часто используют кинодокументалисты, и в нашем случае это заставляет зрителя не смотреть хореографические этюды как традиционный балет, а воспринимать происходящее шире, как современное сценическое действие.

Видеоряд не отвлекал, не раздражал. Зная, как устроена родная сцена коллектива, где весь задний фон – большой экран, понимаешь, что в Барнауле это выглядит намного интереснее.

Любопытно смотреть хореографические сцены по известным рассказам: стараешься понять сюжет, переведенный в пластический язык, характеры героев, развитие действия. Признаюсь, я терялся в некоторых моментах повествования, так как язык современной хореографии сложен для моего восприятия.

У меня нет приличного знания современной хореографии, того, что называют «модерн». Казалось бы, направление развивалось весь ХХ век, но в России модерн – это всегда что-то второстепенное. Если классический балет, на котором так или иначе воспитывали понимание хореографии, как-то понятен, многие неоднократно видели прекрасные образцы русского балета «Лебединое озеро» или «Спартак», то современный балет – это одновременно многообразие формы и пластическая раскрепощенность. Представьте, какая большая разница между художниками-реалистами, например, Передвижниками, и авангардистами ХХ века. Тоже самое между современным танцем и классическим балетом.

Балет «Жил человек» – не авангард, не актуальное искусство, он поставлен в традиции советского балета. Хочется даже сказать «реалистического», но для балета, мне кажется, этот термин не подходит. Хотя давайте для примера вспомним балет Игоря Моисеева, чем не реализм в стиле советского модерна.

Мне было интересно смотреть хореографические этюды на тему творчества Шукшина. Трагический эпизод «Калина красная» и драматический «Охота жить», трогательный «Поле, чудик, самолет», наивный «Выбираю деревню на жительство» вызывали эмоциональный отклик у публики. «Праздники жизни» мне показались затянутыми, но не выпадали из общей идеи и не раздражали.

Как мы чаще представляем музыку к произведениям Шукшина? Традиционно: балалайка, баян, русская напевность, деревенский наигрыш, частушки, страдания. Посмотрите финал популярного спектакля Театра Наций «Рассказы Шукшина» (режиссер Алвис Херманис).

Но для этого спектакля некоторые авторы не стали идти традиционным путем, они использовали музыку советских и зарубежных композиторов, хоровую симфонию «Перезвоны» Владимира Гаврилина, симфоническую поэму «Калина красная» Евгения Светланова, который более известен как дирижер, «Трио для фортепьяно скрипки и виолончели» Георгия Свиридова. Хореографическая композиция «Выбираю деревню на жительство» поставлена на музыку Паскаля Комелада. Его сочинения обладают редкой мощью, они создают мистическую атмосферу, позволяя воображению каждого свободно двигаться вдоль музыкальной нити. Для эпизода «Праздники жизни» хореограф использовала музыку Павла Чекалина, который много писал для кинокартин Василия Шукшина, но не обошлось и без частушек.

Спектакль заставляет задуматься. Яркий финал, мощное звучание, эмоциональное напряжение. На этой высокой драматической ноте, которая заложена в литературе Василия Шукшина, надо было и закончить программу, оставив зрителя додумывать и переживать.

Но всё оказалось не так. Закончился балет, и начались пляски, некая добавка, финальный номер: три прихлопа, два притопа, пятка – носок.

Выйдя на трагический финал спектакля, который пусть и состоял из пяти отдельных эпизодов, но был цельным произведением, музыкально безупречным, закончить плясками недостойно балета, но обыкновенно для ансамбля песни и танца. На вопрос «Зачем?» художественный руководитель сказал, что публика ждет от них как раз этого.

Зачем ансамблю песни и танца современный балет?

В Алтайском крае почти нет балета, ни классического, ни современного: балетная труппа в театре музыкальной комедии и студия самодеятельного творчества «Эос» – это трудно назвать балетной школой. Нет в городе главного – фундаментального для существования балета, нет театра оперы и балета.

В Барнауле много танцевальных коллективов, в первую очередь детские ансамбли эстрадного и народного танца, есть удивительная студия «Лариса», основа которой бальные танцы, есть ансамбль «Огоньки», есть даже хореографический факультет в институте культуры, но все это не балет в академическом понимании.

Сотрудничество с современными молодыми, получившими классическое образование балетмейстерами, работа с большим мастером, признанным на мировой сцене, поможет ансамблю «Алтай» сориентироваться и найти направление развития, хоровод водить или продвигать на Алтае современный балет.

Василий Шукшин сегодня – один из нравственных авторитетов, его произведения читают, ставят в театрах, экранизируют и танцуют.

Под эгидой того же Санкт-Петербургского международного культурного форума фонд возрождения национального культурного наследия «Формула успеха» имени В.М. Шукшина, журнал «Сеанс», открытая студия «Лендок» провели Международную научно-исследовательскую конференцию «Диалоги о Шукшине». В числе приглашенных были исследователи творчества Шукшина из Барнаула Александр Куляпин с докладом «Мотив кражи книг в творчестве Шукшина» и Дмитрий Марьин «Рисунки В.М. Шукшина: литературоведческий аспект». Было интересно послушать Анвара Олимова, переводчика из Таджикистана: «О переводе Шукшина на таджикский», и Дэвида Гиллеспи из Великобритании: «Сравнительный анализ повести и фильма «Калина красная» В. Шукшина с изучением изображения мотива "маскулинности"». Британский ученый сказал, что Шукшин известен в англоязычных странах только узкому кругу специалистов.

Последнее время в Алтайском крае навязчивая пропаганда Шукшина и так называемое шукшиноведение в административном стиле, например, издание восьмитомника и следом переиздание уже девятитомника, которые являются подарочным изданием и малодоступны читателю.

Мне кажется, что в крае на творческом наследии Шукшина часто спекулируют, используя его имя для продвижения коммерческих проектов, в первую очередь сувенирной продукции. Неразборчиво используют имя писателя и режиссера для позиционирования края. Как говорят в Сростках, «в каждой бочке затычка».

Поэтому «Вечер современной хореографии на тему творчества Шукшина "Жил человек"» вызывал настороженность, но, посмотрев, признаюсь, что мне было не стыдно. Знаете, бывает такое, когда совестно за то, что смотришь.

Остался один вопрос. Что значит «Молодежный» в название коллектива? То есть артистов, кому исполнится 35 лет, будут увольнять, чтобы не получилось как с ансамблем «Огоньки»? Кстати, в филармонии не так давно поставили сказку «Конёк-Горбунок» – хореографический спектакль на музыку Родиона Щедрина, в котором артисты ансамбля русского танца «Огоньки» впервые танцуют в сопровождении симфонического оркестра.

Не буду сравнивать ансамбль «Огоньки» и «Алтай», пусть будет и тот, и другой, пусть будет много искусства разного и хорошего. Хороший у ансамбля «Алтай» получился вечер современной хореографии, даже осадка не осталось, только замечательное послевкусие от творчества Шукшина.

Хорошая работа, любопытная подача, смелый выбор материала, пусть конъюнктурный для Алтайского края, интересная режиссура, оригинальная хореография, актерское мастерство, верная стратегия продвижения и позиционирования коллектива, прекрасно. Заслуженные аплодисменты.

Зачем я задавал столько вопросов, которые раздражают руководство ансамбля, которые, наверное, не понравятся артистам, точно вызывают недовольство в управлении по культуре? Для того чтобы стало понятно, что искусство не только развлекает, но и заставляет зрителя задуматься. Разве не об этом балет? Вот я и подумал, зачем «Жил человек».


В. Климов

Иллюстрация: Егор Бралгин «Раздумье», 2011 г. Холст, масло.



1 комментарий :

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание комментариев.