Header Ads

Просмотрено цензурой

9 апреля покончил с собой Роман Файзуллин, тридцатилетний поэт и прозаик из Стерлитамака. Об этом написали десятки интернет-изданий. Не обошлось без отзывов в социальных сетях в стиле «гадина умерла, гадина» и ответных «побойтесь бога». В те дни я хотел написать несколько слов о Романе. Что покойный был житейски неосторожен, писал «ВКонтакте» и «Facebook» невозможные вещи, прожил жизнь настоящего поэта (трэш и угар), оставил после себя несколько примечательных рассказов в стиле Лимонова, Томпсона, Паланика, Буковски, Миллера. Рассказы, которые можно перечитывать, написанные ясно, просто, искренне. Но, в конечном счете, все это полуправда.

Количество сообщений о смерти 30-летнего литератора напомнило, что пока СМИ смакуют такие смерти. Бесконечно их тиражируют. Пока это разрешено. Но буквально на днях власти решили скорректировать ситуацию. 18 апреля 2016 года Роспотребнадзор РФ опубликовал проект рекомендаций для СМИ. Редакциям следует избегать публикации сообщений о суицидах на первых полосах изданий, а также ограничивать остроту подачи информации, эмоциональность сообщений и их объем. Кроме того, не следует публиковать данные о личности погибших. Редакциям также рекомендуется избегать слов «суицид» и «самоубийство» в заголовках материала. Погибших предлагается не называть «самоубийцами» и «совершившими самоубийство», вместо этого рекомендуется термин «умерший вследствие самоубийства». Рекомендуется ограничивать информацию о происшествии общими данными, избегая подробностей о личности суицидента, его образе жизни и прочей информации, которая способствовала бы идентификации с ним, особенно, когда речь идет о подростковых и молодежных самоубийствах.

Между тем, в 1930-м в московской газете опубликовано предсмертное письмо Маяковского. Ясно: время было еще сравнительно вегетарианское. Идеологический контроль над прессой был тотален, каждая газетная читалась в цензурном комитете, но Маяковский – правоверный советский писатель, ни в коем случае не диссидент. Про него – можно.

Сейчас, кажется, идеологический «1930-й год» мы плавно миновали. Возможно, подача трагедий в СМИ изменится. Но гораздо труднее взять под контроль соцсети. Если сайты с руководствами по самоубийству подчистили, то в социальных сетях до сих пор есть сообщества по методике суицида. До них цензоры пока не добрались.

Константин Гришин

Комментариев нет

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание комментариев.