Header Ads

Книги, которых нам не хватает – 3

oblozhka_3Автор третьей книги издательства «Тигирек-пресс» - Георгий Васильев – человек, по всей вероятности, богатого опыта. Знает, как копеечка достаётся и как дела в этой жизни делаются. Рассказчик он интересный, хотя в плане выражения не особо изобретательный. В литературном же смысле его сочинение представляет собой понятный жанровый гибрид. Содержательно оно – типичный капиталистический триллер (нажива и карьеризм ничуть здесь не предосудительны), а стилистически – форменный советский детектив в изводе Леонова или даже Адамова (не чурающийся литературных клише, но с ясной моральной позицией). Передача действий у него весьма лаконичная, зато избыточными кажутся вещно-описательная часть и подробные характеристики персонажей. Появление каждой, даже проходной, фигуры сопровождается у Васильева тщательным описанием внешности, а также, из внешности же исходящей, психологической характеристикой (с непременным уходом в человеческую типологию). Читать, впрочем, не скучно, потому что автор не дурак, он действительно знает людей, умеет крепко сбить сюжет и резину не тянет.
Пятнадцать лет отработав бригадиром на Витимских золотых приисках, Глеб возвращается на родину в Новосибирск, где покупает квартиру, чтобы начать новую жизнь. Ему тридцать пять, а планы расплывчаты: заняться бизнесом, получить философское образование, стать путешественником (к каждому плану имеется продуманный подход, но сделать окончательный выбор непросто). Он занят возобновлением старых знакомств и между прочих встреч и бесед выслушивает рассказ бывшего одноклассника, глубоко погрязшего в тяжбах по земельным вопросам. В поисках влияния на судью одноклассник получил рекомендацию к некоему старцу, который, по словам знающих людей, «решает вопросы на уровне между мэром и губернатором». На следующий день после разговора одноклассник гибнет при странных обстоятельствах, на Глеба падает подозрение, и он вынужден начать собственное расследование, в ходе которого выходит на того самого старика – столетнего старообрядца, живущего в покосившемся частном домике, чудом сохранившемся в самом центре.
Старца он застаёт при смерти, в ограбленном доме, слышит его последние слова: «На Устюбу езжай, в Каянчу. Узнай, что с Никитой Макеевым. Не будет Никиты – пропадёт город...».
Порывшись в топографических картах, Глеб выясняет, что Нижняя Каянча – деревня в низовьях речки Устюбы, левого притока Катуни. Он покупает мотоцикл и отправляется в путь. В Каянче выясняется, что Никита Макеев две недели как пропал без вести. Этот пятидесятилетний мужик держал коней для туристов и имел охотничий участок в истоках Устюбы на ручье Тёплом. В тот же вечер в деревню приезжает дочь Макеева Лиза, новосибирская предпринимательница. Вместе с Глебом они отправляются на Тёплый – это, на самом деле, река, вытекающая из-под земли. Над ним поднимается карстовое плато, в скальных склонах которого Лиза показывает тайную пещеру с дверью из лиственницы, в которой её отец оборудовал схрон. Глеб узнаёт от неё историю этого места.
В 18 веке мимо пролегал путь, которым старообрядцы-бегуны добирались до Беловодья (Уймонской и Бухтарминских долин). Кто-то из них наткнулся на Устюбинское плато, поразившее его бездонной ямой, куда утекали воды ручьёв. Вспомнив, что говорит «Откровение Иоанна» о земле, поглотившей воду змия, несколько скрытников поселились в пещерах вокруг плато в ожидании конца света. Традиция не прерывалась полтора века, пока не случилось знамение: река, выбегающая из горы, в одночасье сделалась цвета крови. Поняв, что змий вырвался на свободу, скрытники двинулись вниз по воде, дабы найти великий город, царствующий над земными царями. Они прошли по течению Катуни и Оби 666 верст, пока не наткнулись на большое строительство в устье реки Каменки. Здесь, в городе Новониколаевске, старообрядцы остались ждать Армаггедона. Через четверть века, в год переименования города в Новосибирск, их потомков посетил художник Николай Рерих, провозвестник последней битвы людей и автор известных слов: «Великая Обь – родина жены и змея».
В конце пятидесятых годов отец Никиты Макеева первый раз спустился на дно пропасти и добрался до нижнего зала пещеры. Сразу после этого в Новосибирске началось строительство Академгородка и заполнение водохранилища. Потомки скрытников не сразу догадались, как посещения провала сказываются на жизни города, но после нескольких опытов, приведших к известным катастрофам и катаклизмам, связь была установлена точно.
Забрав из схрона специальное снаряжение, Глеб и Лиза отправляются ко дну пропасти, где находят разбившегося Никиту (кто-то обрезал ему верёвку). В нижнем зале Глеб видит расстеленную на камне карту города и фотографию старика с воткнутой в сердце иглой. «Так это делается?» - спрашивает он у Лизы. «Не обязательно, - отвечает она. – Достаточно просто подумать». Когда она начинает просить у пещеры страшных вещей, Глеб утаскивает её оттуда силком. Выбравшись на поверхность, он едет за нужными материалами и взрывает устье пропасти, завалив ход в нижний зал. Потом возвращается в Новосибирск, где, заняв место покойного старца, начинает решать вопросы в области застройки и землеотвода.

Главный парадокс «Города змея» состоит вот в чём. Автор повести (или романа? – форма не обозначена, а текст стоит где-то на грани – структурно это повесть, но по объёму скорее роман)... Так вот, автор текста, как мы уже заметили, человек во многих отношениях опытный, но глубоко образованным его сложно назвать (он, например, полагает, что церковный раскол случился при Петре Первом). Откуда у него всё это переусложнённое рерихианство, про которое ни в каком Рериховском обществе не слыхали, и где он нашёл редкую монографию Чистова о русских утопических легендах, которую цитирует страницами? Откуда замысловатые криптоисторические построения, не отыскиваемые никаким Гуглом? Похоже, что кто-то ему помог, что вся тема кем-то подсказана и растолкована, и вот тут мы подходим к главной загадке продукции неведомого издательства.
Хотя авторы текстов определённо разные, все три книги посвящены Алтаю и его подземельям. Более того, есть впечатление, что в них выстраивается некая единая космологическая концепция, имеющая что-то общее и с оккультным учением Рерихов, и с «Розой мира», и с пантеистской концепцией Геи, и с популярными уфологическими теориями, о которых мы узнаём благодаря TV-3. Притом, единство и связность концепции мы можем только интуитивно удавливать, ибо напрямую ничего не говорится, темы поднимаются, в принципе, разные, а воплощение их слишком уж художественно опосредовано.
Должен признаться, что мне лично понятно, отчего меня выбрали рецензентом. Причина, вероятно, не только в том, что до самой кончины известного ООО «Топ-книга» я служил в его газете книжным обозревателем. Существеннее тот факт, что два с половиной года назад я публично заикнулся о необходимости продвижения туристского бренда «подземный Алтай». Вероятно, идея витала в воздухе, а моё выступление не прошло незамеченным. Посмотрим, что будет дальше.

Валерий Иванченко

Комментариев нет

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание комментариев.