Header Ads

Владимир Токмаков. Личное дело. Стихотворения. – Барнаул, 2012

mahaonРецензировать книги – дело опасное и неблагодарное. Иногда хочется начать очередной отзыв бессмертной фразой Карамзина: «Ваша новая книга ничем не уступает предыдущим творениям вашим», иной раз вслед за Анной Андреевной Ахматовой хочется в сердцах воскликнуть: «Слушая молодых поэтов, всегда находишься в положении врача, который без конца говорит: «У вас рак, у вас рак, у вас рак…» Так и мне необычайно трудно писать отзыв на итоговую книгу Владимира Токмакова, автора признанного, известного, мастера на все руки – журналиста, романиста, поэта и критика. Ведь поэт, даже самый лучший, подобен тетереву на току: себя он не слышит и потому не знает своих слабых и сильных сторон. Поэтический эксперимент Токмакова длится четверть века. За это время стихотворец, кажется, перепробовал самые разные размеры, строфические формы, но несомненного успеха добился лишь как сочинитель верлибров. Если, пользуясь регулярными размерами, автор пишет порою стихи неблагозвучные, неправильные, нарушает правила сочетаемости согласных в монолитной строке, позволяет себе составлять хореическую строчку почти сплошь из односложных слов («Город был для ливня мал – / он в него чуть не промазал»), то верлибр дает Токмакову искомую свободу и силу:


Люди – всего лишь


Мелкие лужицы


На асфальтовой площадке


После летнего дождя.


Но в этих лужицах


Отражается небо.


. . . . . . . . . . . . .


Раздавленный пес


На шоссейной дороге,


Раскатанный машинами в лепешку.


Поднимите его.


Выше.


Еще выше.


Вот твое знамя,


Цивилизация.


. . . . . . . . . . . . .


Задумайтесь:


березы –


седые волосы Земли.


А больше всего берез


растет в России…


Да, философичность Токмакова – вещь обоюдоострая: желая сказать парадокс, автор порою изрекает многозначительную банальность или плоско шутит, но иногда ему действительно удаются шикарные афоризмы, как в этих простых, скупых строках, «точных и нагих», согласно завету Маяковского. Что сказать об остальном материале, составившем 200-страничный том?


Красивы и живописны сонеты, датированные девяностыми годами, трогателен цикл «Солдатских сказок», остроумно и глубоко стихотворение-центон по мотивам пушкинской фразы «Поэзия должна быть глуповата», которое заканчивается знаковым выводом: «Поэзия никому ничего не должна», утверждая примат эстетики над идеологией. Но пристрастие автора к сомнительным остротам («Если у женщины есть вход, то должен быть и выход!») явно отравит некоторым читателям удовольствие общения с книгой. В целом же поэтический стиль Токмакова неправилен и неряшлив. Он ничтоже сумняшеся пишет: «боюсь пошевелиться телом», «телом своим сутулюсь», «девочка шепчет губами»… А чем еще, простите, можно шевелиться, сутулиться и шептать? Никто не узнал бы об этом, будь Владимир по-настоящему взыскательным художником. Книга не зря названа «Личное дело»: дескать, не мешайте, не судите мой творческий эксперимент, просто слушайте. Но промахи автора перестают быть его личным делом, если они изданы на средства налогоплательщиков. Издай автор книгу избранных верлибров – он стал бы воистину бессмертен, обрел художническую правоту. Надеюсь, что это дело будущего, что оригинальность и талант Токмакова-верлибриста будут по достоинству оценены, а рифмованные опыты его справедливо забыты.


Андрей Махаон

Комментариев нет

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание комментариев.